Rambler's Top100
 Новости  |  Отчеты  |  Фотоальбом  |  Мы  |  Разное   послать сообщение 
Главная / Отчеты / река Чирка-Кемь [Карелия, 1999 июль]

Народное:

В походе каждая соринка - витаминка
[посмотреть все] [добавить цитату]


Тур-анекдот:

Летит связка альпинистов вниз, а навстречу им – другая.
– Мужики, чего вниз-то летите?
– А нас подруга одна страховала, а вы как это?
– А мы подруге примус доверили...
[посмотреть все] [пошутить самому]


Из справочника туриста:

Карман – полость в скале естественного происхождения, скрытая под водой представляет большую опасность для клиента; место прижима под скалу; место для верёвика и других полезных вещей.
[посмотреть все] [дополнить]


Последние новости:


река Чирка-Кемь [Карелия, 1999 июль]

Время проведения: июль 1999
Категория: 3 к.с.
Суда: КНБ
Автор: Евгений Павленко

22.07.99
22:18

Забрал общественную снарягу. Написали нам с Пашей по (формально 23 кг) и суммарные 46 были бы веселенькой ношей, если бы не Серега с его машиной, который добросил меня до Переделкино. Процесс распределения общего снаряжения прошел быстро, но как-то вяло – чувствовалось, что ожидание всех основательно вымотало и даже на встречу эмоций осталось мало. Все эмоции начнутся завтра – под уже упакованными вещами. Из нас с Пашей как-то по молчаливому согласию окружающих сделали продовольственным складом, отдав чуть не десяток пакетов с продуктами. Естественно, возмущению моему не было предела, и вскоре три пакета были заменены на "морковку", палатку и железо к ней – лучше все же,  тяжелей, а меньше. Конечно забыл сказать Паше про укороченное весло. Посчитали суммарную стоимость похода – около 950 р., что, как нетрудно посчитать, составляет 40 $. В прошлом году, по словам ребят, выходило около 100 $. Радостная новость – с Сереги завтра снимут гипс и есть надежда, что по возвращении мы застанем его уже с полностью функционирующими руками. Опять я, посмотрев на обилие ножей, пришел в ужас  три ножа типа "Завидуй, Рэмбо !" размером с саблю – совершенно непонятно, что ими можно делать. Кстати, машину на общем собрании было решено не брать – думаем, что благополучно донесем все и так.

А вообще – день получился дурацкий. Я был в состоянии тихого обалдеть, спать хотелось с головой не в порядке, депрессия какая-то … Все это, конечно, пройдет с завтра. С начала похода любое настроение сводится к состоянию нервного "хи-хи" … Серега сегодня тоже сказал, что считал дни до дня выхода. Итак – настоящий дневник начнется с завтра, с того, как мы с Пашей 46 кг общественного снаряжения будем пытаться упихнуть в рюкзаки. Думаю, что картина намечается презабавнейшая, особенно с учетом того, что у нас будут особо хитрые вещи – пила, топоры, колышки от палатки, которые имеют тенденцию, несмотря на приложенные к ним усилия, не уменьшаться в объеме.  :)

23.07.99
20:47

Итак, de juro первый день похода. По моему мнению, поход начинается с дневки. И он начался. Поставив рюкзак посреди комнаты, я, совершая вокруг него ритуальные танцы, уподобившись шаману из центральной части африканского континента, начал с того, что все личные вещи разложил вокруг рюкзака правильным кругом. Честно говоря, особого смысла в этом не было – надо было решить, с чего же начать и сделать по возможности так, чтобы в момент решения нужная мне вещь оказалась под рукой, так как это не даст мне времени передумать. После долгого взывания к божествам, выбор пал на спальник .… Каждая вещь, которая попадала ко мне в руки, складывалась, в объеме устремляясь к спичечному коробку. Но это не помогло. Рюкзак все равно был похож на надувной мяч. Дошло до того, что в конце концов, что даже в карман рюкзака не вошла эта тетрадка. Зато из-под стяжек кокетливо выглядывала двуручная пила, весло - "запаска", из-под клапана торчал в колбаску свернутый коврик, на торце коврика торчала каска …. Поставив на весы это чудо, я увидел, что отметка замерла напротив деления в 42 кг. При помощи ног внутрь вошла буханка хлеба и двухлитровая бутылка Колы в дорогу. Итого – 45 кг. Потом приехал Паша и все началось сначала. Пашин рюкзак в 135 л. мы забили до отказа, правда, предварительно попрыгав на вещах. Мы, конечно, будем распаковываться только на реке, но у меня есть обоснованное подозрение, что плотность всех вещей мы увеличили вдвое. Теперь стояла задача добраться до Паши. Этот этап, в общем, прошел без приключений, за исключением одной мелочи – весил Пашин рюкзак около 40 кг, а потому после первых трехсот метров (до остановки 767) он родил одну из своих знаменитых фраз: "Я опять на это купился. Опять к спине фигню пристегнули и …". Доехав до Паши, мы стали засланцами. Пашу послали в "Седьмой континент" за хлебом и водой, а меня – к Андрюхе. Корнеич сунул мне в рот пирожок, заранее думая о том, что я громко буду возмущаться и показал мне нашу лодку. Судя по тому, что количества частей четно, лодка похожа на комплект. Потом Корнеич взял свой каяк и мы ломанулись к Паше. Тут Андрюха в свою очередь выдал фразу, которая претендует на то, чтобы стать исторической: "Я не знаю, что я забыл !". В последний момент обнаружили отсутствие стяжек. Разобрались каждый со своими КЛМН (кружка, ложка, миска, нож). Впрочем, сам процесс упаковки не очень интересен. Правда был один мистический момент. На диване лежало весло. И что-то как-то мы собирались, собирались … и весло пропало. Расспросы ничего не дали – никто не брал его, никто не знал, куда оно делось. В общем, с потерей весла смирились. И тут, при последней проверке, оно обнаружилось разобранным за шкафом. На вопрос "как" ответа не найдено до сих пор.
Первый марш-бросок был до станции метро "Ясенево". Вес, скажу я тебе, малек превосходит тот, на который я расчитывал. Сказать, что нам он дался легко, лично я не могу. В метро на "Тургеневской" встретились с Малиными. Сжав зубы, вышли на перрон Ленинградского вокзала и нам тут же подали поезд. Это был поезд №112 Москва-Мурманск. Времени к тому моменту было около 0:20. Поезд отходил в 1:17. И тут я узнал, что билеты у нас в первый вагон. Мысль привела меня в восторг. Представь себе, стою я посреди перрона, мокрый, как мышь, и медленно в голову приходит стройная цепочка рассуждений о том, что первый вагон приезжает первым, значит, ближний к нам 15-й … Ну, к моему сожалению, я не ошибся, и последний энтузиазм был вложен в переноску вещей к первому вагону. Андрюха этот процесс сопровождал громкими комментариями: "Еще 13 вагонов и  золотой ключик наш !".

Вот, собственно, и все. Сейчас сидим мы в третьем купе первого вагона. Решили вопрос с палатками – я сплю с Пашей и Андрюхой. Вторая палатка, таким образом, у нас "Семейный дом". Следующий раз начеркаю что-нибудь завтра в дороге и поосновательней постараюсь что-либо сделать в Петрозаводске. Да, Настя выразила желание порисовать и я, честно говоря, не вижу, почему бы я должен был возражать.

Итак, нервозка приготовлений прошла, что оставили, то оставили, и душа спокойна – мы уже в походе !

24.07.99
19:07

Как ты понимаешь, проснулся я в поезде. Чему, правда, немного удивился. Вчерашний вечер закончился пением под гитару, правда, тихо – чтобы не разбудить пассажиров. Поев достаточно легко, легли спать. Снилась мне всякая фигня и не успев еще выйти из объятий сна, я увидел Корнеича. Дело было около 9 утра. Как позднее выяснилось, я был не один проснувшийся. Полвагона  проснулось от славного маленького мальчика, который завопил: "А что это мы стоим ?". Поиграли в карты, вышли погулять в Лодейном поле, где отцепили электровоз и прицепили тепловоз. Кстати, для дальнейших событий нужно указать еще кое-что. Мурманский поезд №112 считается скорым – закопченный вагон, постели мятые, туалеты в соответствующем состоянии… К полпятого приехали в Петрозаводск. Поскольку у нас было там три с половиной часа, решили совместить приятное с полезным. Мы с Корнеичем остались с вещами, а народ пошел питаться и покупать хлеб. За те минут двадцать, что мы протусовались на вокзале, я успел набросать его здание. Честно говоря, здесь опущена пара архитектурных деталей и вообще кое-какие вещи нарисованы довольно криво, но мне нравиться.Затем пришел Паша Голынский и мы, оставив его у вещей, пошли в город. На первом же перекрестке встретили Малиных, которые указали нам на заведения с таинственным и, можно сказать интимным, названием "Приват". Это оказалась достаточно чистенькая столовая, уютная и недорогая. Полный обед обошелся нам рублей по 30 на брата. После этого мы трезво рассудили, что, если и есть резон идти на набережную Онежского озера, то это самое время сделать сейчас.
Улица под уклон уводила нас все дальше от вокзала. Петрозаводск оставил о себе самые приятные впечатления – чистый, аккуратный город. Минут через десять мы оказались на набережной, пройдя здание правительства Карелии, пару магазинов и вездесущий, модерновый, с клумбами и памятником облисполком, оставшийся от старых смутных времен. А какая красивая, выложенная гранитом, набережная предстала нашим глазам ! Ленивые волны Онеги облизывали прибрежные камни. Я встал на колено и опустил руку в озеро. Вода была градусов пятнадцать. На вокзал возвратились бегом. Не потому, что опаздывали, а просто так. Я взял в руки гитару, Андрюха поставил передо мной каску… Денег, правда, никто не дал – лицо, наверное, было слишком счастливым. К семи подошел местный поезд №680 Петрозаводск-Костомукша, который вообще-то считается пассажирским. Забравшись в него, мы были очень приятно удивлены. Чистенькие занавески на окнах, ухоженных вагон, внимательные и вежливые проводницы, белье в полиэтилене, чистое, накрахмаленное, туалетная бумага и мыло в туалете, чай… По сравнению с Мурманским – это не поезд, а предел мечтаний. К половине одиннадцатого вечера мы были в городке с красивым карело-финским названием Суоярви. А за окном, тем временем, природа уже вовсю открывала нам свои секреты – те маленькие детали, которые в совокупности называются Карелией. Огромные валуны, которые, как заметил правильно Паша, будто вышли из леса, легкие, пушистые, неуловимые облака, то совсем исчезающие за пару минут, то снова собирающиеся в мрачную пелену в том месте, где только что сияло безбрежной синевой Карельское небо. Часто, почти вплотную к  полотну железной дороги подходили озера. Лесистые берега, будто уходящие под воду… Сейчас отъехали от Суоярви и к 5:30 собираемся быть в Муезерском. Там предстоит два километра пешком и стапель, то есть место сборки байдарок. Быт наш полностью перестроится в соответствии с нашими водоплавующими потребностями.

А кстати, у Паши как всегда все не слава богу – его яйца и ветчину выкинули по причине протухлости.

25.07.99
около 22:00

Муезерка встретила нас настоящей карельской погодой – постоянно меняющимися перепадами от Солнца к проливному дождю. На станцию мы приехали по расписанию. Хмурое небо над головой не внушало доверия, хотя и было достаточно жарко. Серегу с Пашей тут же встретил какой-то военный. Я немного не понял, откуда он взялся, но есть все основания предполагать, что он был из погранцов. Он же показал нам дядьку с жигулями и прицепом, который за 50 рублей согласился забросить нас и наше грандиозное количество вещей к мосту – это как раз те самые 2 километра, о которых я про себя думал не иначе как о страшном сне. Там же под хмурым небом, из которого изредка пробивался на землю лучик солнца, мы начали сбор байдарок. Технические подробности тебе скорее всего неинтересны, просто скажу, что получилось 10 мешков с вещами и три байдарки с каяком. Как ни крути, непреодолим суровый туристский закон – можно начинать собираться в шесть утра, в пять утра – и все равно на воде будешь никак не раньше 12:00. Так и вышло. Первые же километры реки встретили нас тремя порожками, мелкими и каменистыми, из которых самым интересным был, пожалуй, последний. На три-четыре десятка метров его длины падение реки составляет около пары метров. Андрюха с каяком, войдя в него первым, просто исчез за первым же камнем и дальше я видел только верх его каски и лопасть весла, взлетающую вертикально в небо. Мы с Пашей шли последними. Прошли мы его относительно чисто, чуть скребанув по камню на выходе, Паша же сел на "пьедестал", торчащий из воды всем корпусом. Короткая длина таких порогов как правило приводит к тому, что ошибку, если она допущена, исправить практически невозможно. За резким, на 90* поворотом направо, обнаружилось бревно, а точнее, длинный брус, эдакий импровизированный мост, перекинутый через реку. Я пропустил, честно говоря, основную часть поединка Андрюхи с этим бревном, поскольку мы с Пашей предусмотрительно зачалились сверху. В конце концов Корнеич вылез из каяка и освободил проход. Затем мы впали в озеро. Названия озера я не знаю – на нем, собственно и закончили первый, семикилометровый участок пути. На берегу озера стоит памятник, выкрашенный красной краской. Судя по отсутствию надписи, это памятник одному из тех, кто навсегда остался на Чирка-Кеми. Нашли хорошую стоянку, правда с песком и мелким камнем, поэтому все мокрое тут же становилось песочным, но это, в сущности, уже детали. Фактически к моменту распаковки зарядил ливень, затопивший все вокруг, который так же внезапно и прекратился через полчаса. Плотно поужинав, каждый занялся своим делом – я пошел мыть посуду, Настя – искать голубику, Андрюха – досыпать. Потом в промежутке между очередными ливнями сыграли в волейбол и вот теперь готовимся ко сну. Длинная, да и, несмотря на отсутствие пешей части тяжелая и утомительная дорога сказывается на нас. Я бы с радостью написал тебе еще что-нибудь, солнышко, но, к сожалению, во-первых нечего, а во-вторых тоже до рези в глазах очень хочу баиньки. Завтра нас ожидают 14 порогов на 26 км, а послезавтра ужасный день – 21 км гладкой гребли. Вот, пожалуй, и все. По палатке барабанит очередной дождь. Вокруг лес миниатюрных сосен и березок. Славно нас встречает Карелия.

26.07.99
20:45

Разбудились в 7:30 от Серегиного кокетливого окрика: "Мальчики …". Первым вылез из палатки Андрюшка и когда я вылез наружу, то мог беспрепятственно наблюдать его хитрое, улыбающееся лицо. На завтрак была пшенка с изюмом, и, надо сказать, хотя было ее всего 80 г на человека, с утра это очень много. Ночью накрапывал дождик, с утра картина не изменилась, то есть Карельская погода во всей своей красе уже с утра порадовала нас своей переменчивостью. Сегодня есть время и силы, поэтому немного расскажу о том, что я углядел интересного в Карельской природе. Во-первых – лес. Землю устилает зеленая подушка мха с практически белыми островками ягеля. Несмотря на наличие ягеля, оленей здесь нет. Сам лес в том месте, где мы стояли, был очень интересным. Густо стоят березки и елки толщиной с палец-полтора и высотой с тебя. Создается впечатление, что ты попал в подмосковный лес, подростя метров на 200. Иногда даже вообще теряется ощущение масштаба. На воду встали опять чуть за 12. По-другому почему-то не получается. День был богат на всяческие пороги и перекаты. Выработалась тактика прохождения порогов – сначала вперед посылается Андрей, который его проходит, а затем встает вниз сигнальщиком. После него, согласно его сигналам, порог проходим мы. Из интересных порогов можно отметить тот, что отмечен в лоции на 9 км пути. Ощутимый уклон, хорошая скорость струи и, как в лоции и указано, перепад около 2 м. Остальные пороги, хотя их и было достаточно, были нагромождением камней. В принципе, они проходятся чисто. Ни один порог не просматривается сверху, зато снизу замечательно видно, что на выходе стоят огромные булыжники. Пару раз пришлось отстрелиться по пояс в воду, благо вода была теплая. Кстати, о воде – я совершенно безбоязненно и без последствий кружкой высосал из реки литра полтора воды. Очень вкусной воды.
А потом мы встали на обед.

На обед был томатный суп. Как сказал Паша: "Это был суп из крови дохлых помидоров". Все это, конечно, здорово, но погодка опять была аховая. Дубняк был жуткий, и дело не в температуре, а в холодном ветре. Небо сделало четыре попытки залить нас ливнем, но, будто одумавшись, дождь стихал. Между делом заклеили дырку в нашей с Пашиной лодке – эдак полтора квадратных сантиметра. Хорошо хоть коврик был проложен по дну, а то мы б вообще ушли под воду. А после обеда писать не о чем. То есть все описывается одним словом – гребли. И все. Гребли много. Настолько много, что я чуть не остался в байдарке навсегда. Я настолько вымотался, что побаловал нас вареной сгущенкой. До двух часов посидели у костра – нормальный туристический вечер. Ночи здесь настолько светлые, что я, собственно, по ночам его и пишу. Послезавтра дневка – будет времени больше – напишу.

27.07.99
22:00

Начался день с жутко противного, безобразного подъема. Вчера досидели до двух часов ночи, а потому просыпались тяжело. У меня сложилось впечатление, что единственный раз, когда я на природе спал без сновидений был в экспедиции. Правда, что мне снилось я не помню. Когда я вылез наружу, настроение мое испортилось окончательно. Погода, как всегда порадовала. Холодный ветер, вперемешку с отсутствием солнца – мне вообще стало интересно, бывает ли тут солнышко. И вот, как только мы встали на воду, оно порадовало нас своим присутствием. Вчера, как Паша и предполагал, мы прошли несколько больше того, что планировали (километров на семь), поэтому на сегодняшний день осталось всего десятка полтора. Мы ожидали два с половиной часа гребли, но уже через четверть часа Муезерка впала в речку метров сорока шириной. Это была Чирка-Кемь. За вторым поворотом встретились с группой туристов на катамаранах. Народ из Брянска шел по Чирка-Кеми. Выйдя вперед, мы стали свидетелями того, как река открывает нам свою красоту. Впереди высились горы с лесистыми склонами. Мы впали в Момс-озеро. Берег – песчаный пляж,  леса – смесь берез и елей. Пойдя за дровами, нашли чернику. Впрочем, нашли – не то слово. Ее было очень много. При желании можно было лечь на землю и наесться, не сходя с места, просто изредка протягивая руку. Потом после постановки палаток и обеда кувыркался в андрюхином каяке и два с половиной часа резались в волейбол. Выглянуло солнышко из-за туч, небо очистилось. Впервые в жизни видел закат цвета серебра. Тут же появились индикаторы хорошей погоды – карельские комары в больших количествах. Я сижу сейчас в штормовке с капюшоном на голове, а за тканью слышен равномерный гул, хотя все вокруг просто залито репелентом. Ночами здесь практически не темнеет. Смену времени суток можно заметить только по резкому падению температуры. Завтра – дневка, никуда не гребем. Будет время и написать, и нарисовать что-нибудь. До завтра, милая !

28.07.99

Дневка. Сладкое слово для любого туриста. Думаю, что писать о том, что день начался с дождя, смысла нет, далее можешь это подразумевать. За день в самой замечательной карельской традиции произошло шесть смен от жарко-летней погоды до так себе осенней, причем последняя сопровождалась проливным дождем. С третьей по пятую включительно я благополучно проспал. Как ты понимаешь, холодный порывистый ветер вперемешку с гадким ливнем ничуть не располагал ни к купанию, ни к волейболу. Малины и Паши сели играть в карты, а мы с Андрюхой пошли дрыхнуть. Около двух часов мне пришла в голову мысль пойти за черникой. Мысль в целом была замечательной, но, к сожалению, при ее осуществлении я допустил ошибку, которая мне дорого стоила - я не взял репелент. Поэтому сначала я не понял - я пошел поесть черники, или комары пошли поесть меня. Ошибку эту я исправил, но, вообще говоря было уже поздно, потому что отгрызли мне все, что можно. Наевшись черники, вернулся в лагерь и пообедал - опять-таки под проливным дождем. На этот раз штормовой ветер поднимал десятисантиметровую волну и сдувал все, что можно. Мимо нас прошла питерская группа человек в пятнадцать (извини, чайка не получилась). У них до Борового (туда же, куда и мы)  заложено две недели, так что они нам не конкуренты. Что откровенно радует - не хотелось бы превращать поход в чемпионат по академической гребле с главным призом - стоянка.

Я все таки влез в воду с каяком и сегодня, но на этот раз ненадолго. Потом мы с Андрюхой пошли по берегу озера, прошли метров четыреста, посмотрели, где находится выход из озера, познакомились с Питерской группой. День, скорее всего, закончится ужином :)

Теперь немного лирики. Вчера, чтобы не лазить до воды с пологого берега, мы с Андрюхой решили помыть посуду в маленьком озерце, что находится за пляжем и вдается в лес. Там я увидел маленькую черную уточку, которая ныряла на дно этой лужи и что-то оттуда доставала. Поэтому, возвратясь в лагерь, я, конечно же, спросил у Оли, как профессионального биолога, что это за маленькая охотящаяся черная уточка ... Сделал я это зря. У меня есть глубокое подозрение, что "маленькая охотящаяся черная уточка" теперь красной линией пройдет через весь поход. Она, бедная, теперь упоминается по поводу и без повода.

2 часа спустя

… Знаешь, я не угадал. Так просто этот день закончиться не мог. Паша пошел попробовать каяк прямо перед ужином. Знакомство с этим судном вызвало у него состояние глубочайшей эйфории, и белый каяк уже через пять минут мелькал где-то у противоположного берега озера. Когда он вернулся, я, коварный и злобный, в целях воспитания психологической устойчивости уговорил его лечь. Паша, что делает честь его решимости, отгреб от берега на пару десятков метров и решительно качнув каяк, лег. Через пару секунд его голова показалась у борта. Впечатлений у него образовалась куча, в основном положительных. К вечеру Андрюха с Пашей опробовали питерский катамаран.
А теперь извини, солнышко, очень хочу баиньки.

29.07.99
18:47

Доброй традицией для нас стало вылезать из палатки под жутко ледяной ветер, дующий с Момс-озера. Подъем в семь утра мы, конечно, пережили, но, справедливости ради, стоит заметить, что дался он нам с трудом. Упаковались шустро – к моменту завтрака палатки были уже сняты. Для такой спешки была реальная причина – помимо питерцев, на Момс-озере встали еще две группы и превращать поход в погоню за стоянками не хотелось. Как мы здраво рассудили, желающих встать в такое время, кроме нас не нашлось. Проплюхали Момс-озеро. Ветер, разогнав волну, не пощадил и облачную пелену, и потому, чуть не впервые за поход на борта лодок легло солнышко. После небольшой протоки началось очень красивое Калн-озеро. Оно имеет вид перевернутой буквы V и от одного его конца до другого километров шесть. Мы, по крайней мере, плюхали чуть больше часа. Карельское небо с непонятным упорством радовало нас солнышком. Вскоре после выхода из Калн-озера показалась покрытая лесом Андронова гора и мост через Чирку-Кемь. Серега с Пашей пошли в Тикшу (4 км от моста), а мы с Андрюхой, нашим Пашей ( * ) и дамами остались готовить обед. Сначала я слазил по склону и на вершине увидел окоп полного профиля  на отделение. Потом вторую линию. Где-то здесь наши войска держали реку. С той стороны были немцы с финнами. Как всегда, вокруг этих сооружений была черника. Дрова мы с Андрюхой нашли, но они были жутко сырыми, поэтому первые часа полтора мы не столько кипятили суп, сколько сушили бревна. На обед опять был "суп из крови дохлых помидоров". Еще через полчаса на готовенькое пришли наши добытчики. Выяснилось, что, хотя они и пытались голосовать, ни одна машина не хотела останавливаться. Нам, с места нашей стоянки, было видно, что по дороге с бешенной скоростью носятся лесовозы, но, думаю, платят им за количество рейсов, а потому остановки им невыгодны. У моста, кстати говоря, стояла уже знакомая нам группа из Брянска.

В Тикше ребята зашли на почту, поставили на документы, печать о том, что мы здесь были и отправили телеграмму в турклуб. На площади их встретил пограничник, который сказал: "А, это вы приехали из Петрозаводске утренним поездом и до моста добрасывались трешкой с прицепом ?". Ребята, удивленные, согласились. На что тот сказал: "А, вас уже проверяли …". Паша предложил ему график прохождения маршрута. Погранец похвалил за предусмотрительность и взял его. Вот тут началось самое интересное. Наши добытчики забрали в Тикше последний хлеб, то есть все группы, пришедшие после нас, вынуждены будут торчать до завтра,. Чтобы побаловать нас, ребята купили банку майонеза. А, и еще был докуплен недостающий сахар (чуть больше кг). Сам обед ничего из себя не представлял. Приключения начались после него. Началось все с того, что опять испортилась погода. Задул холодный ветер, солнце скрылось за тучами. И вот, поев ,чтобы было легче отмываться, я решил помыть тарелку. Только я нарвал травки и опустил тарелку в воду, как увидел, что мимо проплывает Андрюхин каяк. В принципе, впереди порогов не было, можно было спокойно сказать Андрюхе, что каяка поплыл, он бы взял байдарку, догнал его … Но в таких ситуациях действовать начинаешь раньше, чем додумаешь мысль о рациональности, поэтому я, бросив тарелку, прыгнул в воду. Каяк-то я вынул, но сам продрог.

Через четыре километра впали в Челг-озеро, где и нашли стоянку. Собственно, поиск был полностью лишен творческих начал, поскольку именно эта стоянка указана в лоции. На высоком берегу, с красивейшим хвойным лесом и песчаным обрывом, переходящим в шикарный пляж, который, по такой погоде, скорее всего, нам не понадобится. Правда,Серега уже влез в каяк, а Паша искупался. В Тикше купили газету "Карелия", из которой узнали, что начался сезон дождей. Всегда приятно узнать, что оправдываются самые гадкие твои подозрения. Теперь, как мне кажется, лить будет и сверху и снизу. Дождь тут вещь постоянная, а впереди Нахко, Лоухи, Кривой. Зальет нас с Пашей по самое не хочу. Правда, хорошо хоть наша герма на 60 литров не течет, и вообще, по-моему, ее хоть в речку бросай. Так что, как я думаю, сухая смена нам обеспечена.

Итак, сегодняшним днем, я думаю, закончилась наша самая противная часть похода – гладкая гребля в больших количествах. Теперь впереди бурная вода. И почти три недели до твоего приезда.

30.07.99

Утра у нас становятся все холоднее. Сегодня побили все рекорды по времени собирания – дольше у нас не получалось. Я думаю, солнышко, ты извинишь меня за некоторые технические детали, просто это нужно для отчета. В лоции указано, что от стоянки до Нахко-порога с ж/д мостом 2100 м. На самом деле ребята, составлявшие ее, включили в длину Челг-озера еще 2 км Чирка-Кеми. Поэтому до Нахко было километра 2,5. Сам Нахко-порог в нашу воду представляет из себя с десяток булыжников под ж/д мостом при отсутствии течения. Порог легко проходится без просмотра. Мост стоит просто так – справа и слева есть насыпи, но полностью отсутствует полотно. После моста река, как казалось с воды, разделилась на два рукава. Шум раздавался слева, справа же торчали сплошные камни. По этой самой левой протоке мы и пошли. Шумел порог Карежка. Метров 30 струи с валами и ничего интересного. На выходе торчит толпа булыжников, которых в пене не видно. На один из них мы с Пашей и въехали, как лось со стоп-краном. В общем, вагон беспокойства и никакого удовольствия. А после 150 м и практически повороте на 90* налево шумел Лоухи-порог. Это первый порог, который проходился с просмотром. Просматривали мы его с левого берега – там вагон камней в реке и делать это много проще, чем справа. Правда несколько позже, по просьбе нас с Серегой, Корнеич сделал траверс на правый берег и осмотрел там струю. В итоге порог был признан не опасным и Серега, как руководитель, дал добро на произвольное прохождение. Каждый выбрал себе метод прохода согласно своим желанием и наклонностям. Первым пошел Серега с Ольгой и по-туристски, по маршруту 1, обойдя все это хозяйство из камней слева и наименьшими затратами, благополучно попал в язык. На камень 10 с грядой справа ему отсигналил я, на камень 6 с каменной грядой 12 отсигналил Корнеич. Паша, для истории, запечатлел это на фотоаппарат. Вторым шел Паша с Настей по маршруту 2. По гряде 12 Паша проехался дном. Мы с Пашей изобразили проход наиболее веселый, но выходом все испортили. Немного изогнув в сторону буквы S возможный маршрут 3, мы ушли под правый берег и оттуда, через петух от косых валов, влетели в бочку. После нее, разогнавшись, пытались обойти камень 13 справа, откуда отсигналили Андрюхе, нашему безумному каякеру, который пошел по маршруту 4.

Под, приблизительно следующего вида, мостом (к моему удивлению, они тут на 80 % все такие), через пару километров после Лоухи-порога, шумит Чавго-порог. Метров 15-20 струи с тремя-четырьмя невысокими валами, абсолютно чистый. Прошли без потерь и жертв, сходу. Правда, Паше он дался дорого по причине намокания полупачки сигарет. За Чавго-порогом у реки опять, кажется, есть два рукава, но правый оказался заболоченным заливом и мы пошли влево. По признакам, указанным в Лоции и шуму узнали порог Хауда.

Вылезли для просмотра. Первая ступень с камней на берегу смотрится впечатляюще. Метровый слив, по центру реки ярко выраженный котел. Правда, до безобразия легко и очевидно выделяется путь прохождения по правому берегу – чистый язык в полтора метра шириной. Затем, после 50 м совершенно нестрашных плюхов сваливаешься во вторую ступень. Бочки 11, 12 после косых валов 17, 18 выглядят серьезно, единственный очевидно чистый проход справа от камня 6 между грядой 10 и бочкой 11. Так все и прошли – в порядке: Серега, мы, Андрей, Паша. Правда, когда я понял, что в вал 7 мы не попадаем, сказал Паше – "Греби в бочку !" и мы через косой вал 17 искупались в пене бочки 11. Спасконец не понадобился. Все это хозяйство проходило на холодном северном ветру. Почти сразу за ним, после плеса – порог Кривой. Честно говоря, не стал его даже рисовать, поскольку он достаточно скучный и очевидный. Но на просмотр все же вылезли – планировали устроить дневку и зачалились в месте возможной стоянки. Вокруг лежал кварцит. На правом повороте стоит семидесятиметровая гора, на которую мы и залезли. На самой вершине нашли стоянку. Не знаю, какой ненормальный тут ночевал, и как вообще туда заносили вещи. На стоянке лежит бревно с выгравированной надписью "Вот так …". На противоположном берегу, на высокой скале, примостился административный домик дома отдыха. А ниже его метров на 100 – Тахко-падун. Спустились к падуну и осмотрели его. Зрелище до сих пор стоит у меня перед глазами.

Гул стоит такой, что орать приходится человеку, стоящему метрах в тридцати. Камней – вагон, вторая ступень – бочки, слив бьет в плиту, которой вообще нет в описании. Решили не идти, и, думаю, мысль была правильной. Справа был небольшой каменистый ручей, по которому и делали проводку, предварительно разобрав дно. Я, пока булыжники ворочал, вспоминал рекламу про "Время собирать камни…". Замучались, как кролики. Оба острова на разливе были заняты, но зато отыскали замечательную стоянку на правом берегу. Выдался на удивление теплый, солнечный, безветренный вечер. Вокруг сопки, высокие сосны и потрясающая тишина …

31.07.99

А писать собственно, не о чем. Обычное утро. Немного поколдовали над баллонами, выправили лодку. А дальше 20 км. Гребли по плесу. Келлогорский плес – это что-то жуткое для туриста. Северный ветер в лицо с двадцатисантиметровой волной и без течения – такие картины обычно снятся по ночам в кошмарном сне. Деревни Келлогоры, то бишь ее остатков, замечено не было. Зато попробовали еще одной ягоды – голубики. Вообще, Чирка-Кемь как река – это что-то уникальное. С одной стороны для нее обычны разливы по 100-150 м шириной, и вдруг это озеро переходит в протоку 5-7 м с быстрым течением или порогом. Если бы мне кто-нибудь показал фотографию Чирки на Келлогорском плесе, я ни за какие деньги не поверил бы, что на этой реке вообще пороги могут быть. В конце дня было два порога: Верхний и Нижний Ледмозерские. Оба достаточно очевидны и проходятся по основной струе. Правда, с последним я малек перестарался и сунул Пашку совсем в основную струю. В результате его залило по самые уши, а у нас в лодке образовался аквариум. Пока еще в лодке, мы с Пашей сразу выложили вещи на найденную тут же  стоянку и пошли покататься на Нижний Ледмозерский. Покатались до посинения, два раза легли – по недостаче крена, как в учебнике написано. Сразу же на правом и левом берегу порога стоят еще две группы – слева катамараны, справа "Таймени". Так что компания нам обеспечена. Корнеич, хотя и собирался с нами в порог, кататься не полез…

1.08.99

Начался день крайне необычно для нашего похода. Впервые за мое время пребывания в Карелии из спальника вылезать было легко – я сразу же заподозрил неладное. И был прав. Снаружи я увидел голубое небо и ярко светящее солнце без всякого подозрения на облака. Первая половина дня напомнила мне фильм "Большие гонки". Со стоянки мы ушли вместе со стоявшими недалеко от нас "Тайменями", и присутствие их красных носов за кормой заставляло нас грести.

Впереди было 10 км ровной воды и вопрос был в том, чтобы выдохнуться позже их. Плесы достали до неимоверности. После вчерашнего дня гребли мысль о еще двух часах убивала наповал. В течении этого времени напряженное положение на реке сохранялось. Мы держались метрах в 400 впереди конкурентов за стоянку. Тут впереди послышался шум и мы увидели первый порог за этот день - порог "Кильба". Мы, как правильные туристы, вылезли на осмотр, и были жестоко обмануты. "Таймени" без просмотра проскочили мимо нас - они, такое впечатление, знали, что ждет их на этом пороге. Их тут не ждало ничто. В чем мы убедились на их примере и в результате просмотра. Порог оказался настолько простым - течет везде, иди, где хочешь, что мы с Пашей вошли в него кормой, пару раз прошлись по валам лагом ...

После "Кильбы" в лоции указан 300 м. перекат, но сложностью является не столько он сам, сколько ориентирование - река разбивается на два рукава, и не очевидно, что река, а что залив. Правда, у нас был "безумный каякер" Андрюха, который быстро разведал обе и выявил, что нужная протока - левая. Перекат практически залит водой, поэтому сложности не представляет. Порог "Омос" в левом повороте воспринимается как логическое продолжение перекатов и если бы Серега не сказал, что это порог, я бы его не выделил. Правда, в "Омосе", в отличие от перекатов, что-то плещется сантиметров в тридцать высотой. После "Омоса" некоторое время опять пришлось погрести  и группа подошла к порогу "Никутный", где на просмотре стояли уже знакомые нам "Таймени". Оставив Пашу отчерпываться, я пошел с нашим "безумным каякером" и вторыми … осматривать порог. Первая ступень меня впечатлила – хорошая метровая бочка, с кучей пены. Правда, совершенно пологая, а потому опасности не представляющая. Вторая ступень послабее, хотя и там было, где умыться. Оставив Пашу на страховке после первой ступени и вручив кому-то фотоаппарат, мы с Пашей пошли в порог первыми. Увидев Пашину поднятую руку, я тоже отсигналил, что готов и ухнул в бочку. Попали мы в нее прямо по центру, где нас немного остановило, приподняло и выплюнуло. Остальные приключения и пару ведер воды в лицо достались на долю Паши. Проход Сереги я не видел, но по его словам, он, попробовав попасть в язык справа от бочки, зацепил ее левым бортом, и полило его от души. Я сменил Пашу на страховке. Сам Паша с Настей, тоже намереваясь попасть в бочку, как мы с Пашей, только зацепили ее край слева, но сделали это еще веселее – с них сорвало юбки и на выходе в лодке был аквариум. Об остальной части дня писать практические нечего. После "Никутного" "Железные ворота" вообще порогом назвать сложно. Набор перекатов в количестве пяти штук. Единственное, чем он оставил о себе положительное впечатление – как в любом таком пороге, в нем все же немного текло, поэтому километры мотались, а грести не надо было.  Четыре вала и два обливняка, которые гордо называются порогом "Вигитус" затерялись где-то среди многочисленных ступеней "Железных ворот" и воспринялся как еще один перекат. "Островной" – порог вообще только по весне. Посреди реки торчит кочка 15 м на 40 м, ее справа и слева обтекает вода. Есть ли там камни на дне или нет – это, как и вопрос о жизни на Марсе, осталось неразрешимым. "Раух", "Елоха" и "Ручей" прошли на одном дыхании и без просмотра главным образом потому, что просматривать было нечего. И так, спокойно, с ходу, вошли в "Рокконен". Честно говоря, мы, сбившись со счету, посчитали его "Ручьем". При входе Паша с первого номера, правда, резонно заметил: "Ничего себе "Ручей"".  … А на выходе из "Ручья" настоящего на булыжник сели Паша с Настей, причем дело дошло до отстрела Паши. На выходе из "Рокко-порога" сели мы, правда, несколько цивильнее, не бортом, ну да ладно. НЕ слезая с булыжника, мы с Пашей отсигналили проходившим порог "Тайменям". Третий "Таймень" сел на гряду выше нас. Снявшись, мы подошли к первому их экипажу, который поблагодарил нас за сигналы и … спросили, не "Раух" ли это ! Я честно сказал, что это "Ручей" … А после порога увидели стоянку, которая была указана в описании, и поняли, что это "Рокк". Стоянка на высоком берегу, песок, баня, в общем все, как в описании. Спать легли чуть за час…

2.08.99

В Москве сегодня день ВДВ – смутное время. А у нас тихая погода, солнце, жара и последняя дневка на маршруте. Завтра, если ничего не случится, мы будем в Боровом. Дневка прошла как обычно – за картами, гитарой, едой, в конце концов. Можно, наверное, подвести некоторые итоги, поскольку завтрашний день будет полностью посвящен тебе: третье число. Мне, несмотря на мерзкую погоду, Карелия понравилась. Конечно, в июле-августе здесь уже наш сентябрь-октябрь, но как же по сердцу бьет эта необычная близость хвои и листвы, северных сопок и песчаных пляжей, березнячков средней полосы и отвесных каменных берегов. Страна серебряных закатов и шумных порогов. Комаров и злостной мошкары. Маршруты здесь, конечно, красивые, но, честно говоря, простенькие. Мне, честно говоря, не нравятся здешние ночи в это время года. Все-таки ночь у костра подразумевает темное время суток, когда костер очерчивает круг света и тепла, создавая ту неповторимую атмосферу уюта, которая сближает людей. С белой ночью все же как-то не так. Мне очень нравятся эти ребята – с ними можно идти куда угодно. Холодный северный ветер играет в кронах сосен. Плещется рыба. Думаю, мне надолго запомнится Карелия. Может, я привезу тебя сюда как-нибудь. Не в маршрут, конечно, а в Петрозаводск. У меня, правда, еще возникла идея съездить в дом отдыха, который стоит на "Тахко-пороге".  Здесь и вправду очень красиво, солнышко. Может, когда-нибудь я и вернусь сюда. Хотя это еще не конец. Завтра ждут нас последние пороги в маршруте.

3.08.99

Последний ходовой день. Проснулись под греющим солнцем и в результате рекордных сборов были на воде к 11:30. День получился крайне насыщен событиями. От "Сосновых" порогов я ждал меньшего. Андрюха, которому Малин сказал, что "да это вообще перекаты" даже не одел каску, ухнулся в первый "Сосновый" и оказался в бочке по самую макушку, за ней стояли три вала … Даже Серега, который обычно бывает сухой как лист, вылез по уши в воде и нас с Пашей встретил словами: "До здравствует Мста". В целом, я был с ним согласен. Следующие три "Сосновых" порога прошли незаметно, правда, у Паши с Настей пару раз срывало юбки. Когда за очередным "Сосновым" порогом показался огромный плес, у меня, если честно, опустились руки. Начались острова Шелсари. Самых разных размеров, форм, с песком и камнем, хвоей и листвой, они образовали замысловатый лабиринт проток, в которых периодически торчали из воды топляки и камни. Хотя местами приходилось усиленно рулить, скорость течения была небольшая и все прошли без сложностей. В какой-то момент, выпав из протоки, будто исчезли все острова, впереди мы услышали шум "Елисея". Порог несложный, идется по главной струе. Мне несколько надоело, что за Пашей мне ничего не видно, поэтому "Елисей" наш экипаж прошел лагом. Самое веселое началось с "Оленьего". В правом повороте на главной струе стоит огромный полутонный обливняк, за которым пенится небольшая бочка. Паша с Настей влетели на него лагом, перелились поверх, практически не задев, и, не дав откренки после слива, красиво легли. Порог сам по себе простой, поэтому спокойно, без паники, Паша влез на лодку верхом, затянул туда Настю. Я, подгребя поближе, спросил, не нужен ли им спасконец, на что Настя, уверенным голосом, посмотрев мне в глаза, сказала, что не нужен. Как впоследствии оказалось, Паша нашей пантомимы не видел и по поводу спасконца был другого мнения. Отчерпавшись, свалились в перекат "Лоухи", откуда выпали в "Горшок". И вот тут началось самое интересное. "Безумный каякер" и Серега прошли нормально. Я на выходе из левого поворота, увидел сидящего на камне поперек русла Пашу. Передо мной встал выбор – встать на камень лагом или въехать в Пашу. Последнее было неприемлемо. И в "Горшке" образовались ворота. Сначала слез Паша. Потом мы с моим первым номером исполнили трюк – снятие с камня с отстрелом из лодки без оставления матроса на камне. Паше после порога с испуга показалось, что мы сломали фальшборта. Его ошибка стала очевидна при антистапеле в Боровом, которое показалось на левом берегу через 8 км гребли. Здесь стоит отметить особенности получения береговой информации. Сразу после "Горшка" на камнях сидел рыбак с резиновой лодкой, который сказал, что до Борового 4 км, мотоциклист через 2 км сказал, что до Борового … 5 км.

Как и написано в описании, на левом берегу, метров за двадцать до каменной гряды, нашли стоянку – пятачок метров пятьдесят на двадцать, по которому ровным слоем разложили вещи на просушку. На растянутых спасконцах стали появляться забытые за полторы недели рюкзаки. Серега сходил с Пашей в Боровое. Местный поезд отходит раз в сутки в 16:04. К вечеру к нам в гости завалила компания местных, которые праздновали день рождения чей-то племянницы. В общем, все было прилично – посидели все у костра, упились они сами (один из них был водителем), Сереге с Пашей пришлось отдуваться за всех нас (имею ввиду Голынского). До 4:00 мы с Корнеичем подежурили у костра. В 4:00 Паша принял свою смену. Ему торчать до восьми …

... Мы сейчас стоим почти что в устье Чирка-Кеми. Какая-то пара остановок отделяет нас от Юшкозера, где Чирка-Кемь становится Кемью с ее мощными пятью порогами, самый красивый и величественный из которых, Юла, шумит аж на шести километрах реки. Еще 170 км. отсюда – и она впадет в Белое море, а воды Кеми, уходя на десяток километров в соленую морскую воду, на исходе сил докатятся до Соловецких островов. До полярного круга всего ничего. До тебя и до Москвы около полутора тысяч километров. Здесь, на севере, жара. Какие-то громкие слова получаются, но такое впечатление, что посмотрев на нас, оценив своим строгим взглядом, Карелия провожает нас как друзей. И мои воспоминания о ней будут такими же, как ласково светящее сейчас с небес солнышко.

4.08.99

Выезд происходил так же весело, как и весь поход. Для начала ровно лежащие по всей поляне вещи стали постепенно исчезать в рюкзаках. Фактический подъем был в 9 утра. Андрюха с Серегой ушли в Боровое - покупать билеты. Ну а мне, конечно, жутко повезло - опять мыть каны. Напилив дров из остатков катамарана, приготовили завтрак. [ рисунок ]

Вернулись наши засланцы к половине одиннадцатого с билетами на руках. Таких счастливых билетов я, конечно, от них не ожидал - думаю, это самый веселый поезд в моей жизни, но обо всем этом я узнал несколько позже. Не торопясь, закончили упаковку, попрыгали по камням, пытаясь найти фон для последней фотографии. В четверть второго я и Паша Михайлов сделали героическую вылазку с целью добывания автотранспортного средства для доставки вещей до станции. А поскольку ребята мы умные, и в логике нам не откажешь, начали поиски машины с автобазы. До автобазы идти было метров триста. Захламленного вида безлюдный двор с хозстроением посредине представил нам богатую альтернативу в выборе автомобиля - экскаватор, мусоровоз или бензовоз. Правда, оставалась еще надежда, что мы найдем что-то в самом поселке, но она, естественно, не оправдалась. Сам Боровой оказался поселком городского типа с населением тысяч 80-100, и, как и Канада, представлял из себя страну контрастов. Первые же два здания в поселке (наверное, мы сразу попали на главную улицу) – это универсам по правую руку из кирпича, вполне современный, и избушка напротив, функциональное назначение которой я не понял, но табличка с указанием времени работы недвусмысленно указывала на то, что это не что иное, как учреждение. Вернувшись в лагерь, рассказали печальную новость о машине ребятам. Пообедав, отдохнув и собравшись с силами, мы подняли вещи и как можно более бодрым шагом двинулись по направлению к станции – нам предстоял двухкилометровый марш-бросок. А потом, придя на станцию, мы попали в поезд. Билеты у нас были в восьмой вагон. Вагонов было два. На табличке "Юшкозеро-Петрозаводск", с непонятным намеком неизвестно на что, был нарисован лось. Местный поезд, надо заметить, по уровню сервиса и состоянию подвижного состава опять сильно напоминал фирменный. На какой-то станции вагон остался один. И тут мы приехали на замечательную станцию "Ледмозеро". В графе "стоянка" в расписании, напротив названия станции, было написано "264 минуты". Я думал, это опечатка. Ан нет. Правда, стоянка была организована как-то интересно. На станции мы постояли минут пять, после чего, проехав метров восемьсот, встали в каком-то тупике. Не прошло и получаса, как "вагончик тронулся", пассажирам была вновь продемонстрирована станция, и вагон загнали в другой тупик. Постепенно возникла и начала оформляться мысль насчет погулять.  Удерживала перспектива бегать за вагоном № 22867 по всей станции. В конечном счете было решено организовать выход для глубинной разведки местности и обстановки. Картина напоминала классическое "ночь, луна и запасной путь", причем даже этот запасной путь с энтузиазмом разбирался группой людей с дрезиной и в оранжевых спецовках. Идея с купанием в ближайшем озере как-то умерла сама собой, поэтому я, Паша, еще Паша и Андрюха решили сходить в Ледмозерск или как там этот поселок назывался. До дороги было замечено две интересные вещи – огромный бульдозер с веселой надписью "4-я степень негабаритности" (интересно, чем измеряют такие степени) и, собственно, одиноко стоящий вагон, который в ожидании Петрозаводского поезда, одиноко стоял на путях, ожидая нас. В Карелии экономят на асфальте. Зато какой же карельский житель не любит быстрой езды. Промчавшаяся в облаке пыли "шестерка" явно напрашивалась на ассоциацию с финиширующей машиной F1, с Шумахером за рулем – мы еле успели отпрыгнуть с дороги. Из двух магазинов в поселке открыт был один и хозяйственный. Еще один обещали открыть "ко второму поезду", то есть к 20:50. На обратной дороге встретили медленно и неторопливо идущего навстречу Серегу и объяснили ему, что в той стороне, откуда мы идем, делать нечего. Пока дошли до вагона, пару раз обходили ручные дрезины, что напомнило о замечательном анекдоте про эстонца и Таллинн. Но этим эпопея с вагоном не закончилась. К девяти поезд на Петрозаводск, наконец, приехал, и наш вагончик подали на станцию, где мы простояли еще 37 минут. Зацепили нас предпоследними, что сделало питье чая занимательной игрой, развивающей ловкость, терпение, а главное самообладание. Часа через полтора восемь минут постояли в уже знакомой нам Муезерке. К этому времени с неба уже шел холодный дождь, но, поскольку к немалому моему удивлению его теперь можно было просто наблюдать со стороны, воспринимался он совершенно по-другому и был даже приятен. Доев все, что еще можно было доесть, я, Андрюха и Серега до половины второго делились впечатлениями от похода и планами на будущее

5.08.99

Вот и все. Мы уже на пути домой. Подъем в 7:00, дался, честно говоря, с трудом, и час от подъема до прибытия был заполнен непрерывными попытками окончательно проснуться. Получалось плохо. К Петрозаводску просто по необходимости одеть рюкзак пришлось стряхнуть с себя остатки сна. На вокзале просидели часов эдак с 7, купили билеты на Мурманский поезд. Малины сходили на пристань, мы впятером совершили набег на продуктовые магазины Петрозаводска. Смотрелось это, наверное, на ура: пять человек в тельнягах, с голодными глазами, небритые, пахнущие костром, заходят в магазин и после продолжительного перешептывания небрежно бросают: "Нам три йогурта по 6.75, два батона хлеба и овсяных печений" и на стол кладется четыре рваных десятки и гора мелочи с видом людей, которые жертвуют пару сотен тысяч долларов на создание приюта для бездомных антилоп. Сфотографировались, где только могли,  во всех возможных комбинациях, попели пару часов под гитару на вокзале с Андрюхой на два голоса и без проблем влезли в Мурманский поезд, где в нашем 12-ом вагоне (в поезде их было всего семь) оказалось занято всего пять мест - практически неограниченная свобода выбора. Еда есть, время - тоже. Впереди - Москва, дом, и, конечно, ты.

6.08.99
4:55

Ленинградский вокзал. Легкий моросящий дождь и закрытое метро. Даже так ощущается тепло дома и атмосфера беспорядочности, некоторой излишней суеты, присущая Москве. До открытия метро еще минут сорок. Если честно, не укладывается у меня в голове, что все уже кончилось. То есть наступил привычный момент обратной акклиматизации. Окончательно понимаешь, что ты в Москве только после холодильника, ванны и часов шести сна - обязательно в таком порядке. Жаль, конечно, что нельзя позвонить тебе, услышать такое знакомое, желанное, и ставшее таким родным "Алло", ну ничего, я буду писать. Кстати, для турклуба нужен будет дневник, придется мне отдать его Андрюхе денька на три - он возьмет оттуда технические моменты и вернет мне. Так что некоторое время писать не получится.

Просмотров: 12477


Время загрузки страницы: 0.011 сек.
Просмотров всего: 13900804
Просмотров 1-ой стр.: 980534
Статьи
:) 2003 telemark-team
Перепечатка материалов при ссылке на источник приветствуется.
Для вопросов, отзывов и предложений.

Клуб Хронических Водников