Rambler's Top100
 Новости  |  Отчеты  |  Фотоальбом  |  Мы  |  Разное   послать сообщение 
Главная / Отчеты / выходные в Минске (второе пришествие)

Народное:

Плох тот путешественник, который, выйдя в открытое море, считает, что земли нет нигде. Фрэнсис Бэкон
[посмотреть все] [добавить цитату]


Тур-анекдот:

Спрашивает турист месного жителя:
- Уважаемый! Вы мне не поможете? Как быстрее попасть на эту гору?
Тот задумчиво смотрит на туриста, потом на гору и говорит:
- Хотите, я собаку отвяжу?
[посмотреть все] [пошутить самому]


Из справочника туриста:

Юбка – элемент снаряжения каякера сверху плотно облегающий талию, а снизу крепящийся к фартуку кокпита каяка, тем самым достигается двухсторонняя герметичность от всех видов жидкостей.
[посмотреть все] [дополнить]


Последние новости:


выходные в Минске (второе пришествие)

поездка: апрель 2005
Автор: Дмитрий Серегин
фотоальбом

Пьеса

«33 кадра позитивной хроники для фотоаппарата Минск»

Пьеса для школьного театра выпускных классов общеобразовательных российских школ.
Действие пьесы разворачивается на территории суверенного государства Беларусь.
Время действия середина апреля 2005 года.

Действующие лица:

Главные действующие лица из команды Telemark-Team:
Сергей – Brioni
Павел – Pole
Дмитрий – Dimka

Главные действующие лица из города Минск:
Александр Новиков – идеолог и производитель катамаранов марки Белрафт.
Новиковы – жена, дочь и сын Александра Новикова.
Люба – юная минчанка, студентка юрфака БГУ.
Настя и Юля – молодые минские поэтессы.
Водитель такси – спокойный вдумчивый мужчина среднего возраста.

Неглавные действующие лица:

Минчане и минчанки, официанты и официантки, таксисты, туристы, продавцы, кассиры, смотрители, смотрящие, высматривающие и всё остальное население городов Минск и Мир.

Кадр первый

Раннее утро. Подземный переход. Касса минского метро. Очередь. Трое патриотично настроенных молодых людей в ярких разноцветных футболках символизирующих флаг России. Надписи на футболках одинаковые. Внешность молодых людей – сомнительная. Всклокоченная. Двое, с внушительным по размеру и весу свёртком, направляются к кассе и встают в очередь. Третий, с рюкзаком за плечами, удаляется в противоположном направлении. Над окошечком кассы надпись: Осторожно: придерживайте деньги! Сквозняк!

Павел. (Пристально глядя в спину удаляющемуся молодому человеку в синей футболке). Вот посмотришь, деньги Серёга помянет в том же обменнике…
Дмитрий. (Прерывает Павла на полуслове). Что и мы? (Переводит взгляд с Павла на уходящего Сергея и зевает). Эх, снова эти разноцветные фантики.

Кассирша безразлично привычно отсчитывает сдачу множеством разноформатных бумажек и двое молодых людей удаляются в метро.

Кадр второй

За час до упомянутого события, эти же молодые люди, в тех же самых футболках, в поезде Москва-Брест.

Павел. (Сонно потягиваясь, обращается к Дмитрию). Ты умываться-то будешь?
Дмитрий. (Свешиваясь с верхней полки, иронично замечает). Я уже целый час как умытый.
Павел. (Недовольно сощурившись, откладывает казённое полотенце в сторону). Вот-вот, снова, как в прошлый раз будильник на час раньше нужного поставил…
Сергей. (Отстранённо поглядывая в окно). Скоро Минск-то? Нужно бы позавтракать… привкус во рту после вчерашнего, знаете ли…
Павел. (Берёт со стола пакет апельсинового сока). Сок есть… (Протягивает Сергею сок).
Сергей. (Отказывается от сока и достаёт жевательную резинку). Кто будет? Земляничная… (Предлагает жевательную резинку Павлу и Дмитрию).

Все трое жуют земляничную жевательную резинку и смотрят в окно. За окном мелькает провинциальный пейзаж: безликие голые деревья, серые крыши покосившихся домов, осенняя пожухшая трава.

Кадр третий

За несколько часов до упомянутых ранее событий, те же люди, в том же поезде.

Дмитрий. (Взволнованно подсаживаясь к купейному столику). Парни, как же хочется есть. Со вчерашнего вечера ничего не ел!
Павел. (Радушно протягивая Дмитрию упаковку охотничьих колбасок). Вот, бери! Двадцать рублей штучка, специально для тебя купили!
Сергей. (Довольно облокотившись на мягкую спинку). А всё-таки, как же в купе хорошо! В нашем возрасте пора бы уже завязывать с плацкартами и в поход отправляться в купе. С комфортом!
Павел. (Молчаливо выслушав Сергея, протягивает ему пластиковый стаканчик). Ну, за поход!

Кадр четвёртый

Всё тот же город. Всё то же раннее утро. Улица Сурганова. Солнечно. На остановке троллейбуса Павел и Дмитрий жуют гематогены.

Дмитрий. (Увлечённо рассматривает в окне здания напротив работающий типографский станок. Станок беспрерывно печатает вечерний выпуск какой-то минской газеты). И почему, когда я приезжаю в Минск, у меня всегда болит голова?
Павел. (С интересом поглядывая на подъезжающие к остановке троллейбусы). А таблетку запить нечем: сок и минералку оставили в поезде.
Дмитрий. (Неторопливо надкусывая гематоген). Да, и так неплохо. Кстати, а какой у нас троллейбус? Что-то мы в этот раз совсем расслабились: ни карты, ни адреса…

Кадр пятый

В это же самое время Сергей прогуливается по улице Карла Маркса. Впереди его ждут: Немига и Троицкое предместье, Остров слёз и монумент Победы, проспект Франциска Скорины, площадь Якуба Коласа, здание БГУ и река Свислочь. Он обменял деньги в том же обменном пункте и купил карту города в том же киоске, что и его товарищи в свою предыдущую поездку. Он идёт по Минску с мыслью позавтракать в каком-нибудь уютном кафе и успеть посмотреть город, пока Дмитрий и Павел будут у Новикова. Согреваемый по-летнему ласковыми лучами солнца и жаркими взглядами привлекательных минчанок, он вполне доволен жизнью.

Кадр шестой

Подъезд дома Новиковых. Двое странных молодых людей со свёртком в руках, в разноцветных футболках с одинаковой надписью, медленно поднимаются на пятый этаж.

Александр Новиков. (Радостно встречая гостей, проводит их в свою квартиру). Вот, спасибо, хлопцы! То, что нужно! Кладите сюда. (Показывает на пустое место рядом с тумбой для инструментов).

Здесь же, на полу, лежат другие рулоны с различной тканью и материалом используемым для изготовления катамаранов.

Дмитрий. (Оглядевшись, вполголоса недоумённо замечает). А где же катамаран?
Александр Новиков. (Суетливо, продолжая улыбаться, ведёт ребят за собой на крышу). Мы его фотографируем. Ещё немного осталось. Думал, что успеем до вашего приезда…

Кадр седьмой

Крыша дома озарена ярким весенним солнцем. По середине крыши стоит красно-жёлтый катамаран, который непрерывно фотографирует дочь Новикова. Павел и Дмитрий не скупятся на радостные возгласы. И присоединяются к фотосессии.

Павел. (Расплываясь в улыбке). Карлсон на крыше!
Дмитрий. (Весело подхватывая реплику Павла). Точно! Карлсон!
Александр Новиков. (Смущённо переводя взгляд то на Павла, то на катамаран). Вообще-то я эту модель называю Белрафт 2ТТ-Мишка, но пусть будет Карлсон! Я не против.

Кадр восьмой

Дома у Александра Новикова. Большая комната. Телевизор. Диван. Журнальный столик. Александр, Дмитрий и Павел обсуждают неординарную внешность нового судна и пьют чай любезно приготовленный женой Новикова. Дмитрий и Павел благодарят Александра за их новое судно и, попрощавшись, забирают Карлсона с собой.

Кадр девятый

Солнечный полдень. Перед зданием железнодорожного вокзала города Минск прогуливаются двое молодых людей. Это Дмитрий и Павел. Павел увлечённо разговаривает по мобильному телефону.

Павел. (Оглядываясь по сторонам, медленно идёт в сторону Привокзальной площади). Ты где? Что ты видишь? Да, вышка, стройка… что ещё? Какая надпись? Как? Повтори ещё раз!
Сергей. (Загадочно улыбаясь, выходит навстречу Павлу и Дмитрию). А вот и я!
Павел. (Недовольно разводит руками, показывая на вывеску на армяно-белорусском языке, которую безуспешно пытался прочесть ему Сергей). А вот эту, та, что выше и в два раз больше – «Кафе», ты не заметил?
Сергей. (По-прежнему улыбаясь, но уже менее загадочно). Я тут того… этого… на свадьбе побывал. Прохожу мимо, с фотоаппаратом, а там, на Острове слёз, свадьба, я сфотографировать решил, а мне предложили их поздравить и налили, до краёв, а закуски – нет, и вообще ничего больше нет. Я им говорю, что куда мне столько? А они, дескать, свадьба и всё такое. Ну, я и… а потом пошёл дальше.

За кадром звучит музыка: «Вечно молодой, вечно пьяный!».

Кадр десятый

Кафе «Эль Помидоро» на углу улицы Кирова. Внутри кафе, кроме троих уже известных личностей, ещё несколько неизвестных вроде как то же личностей и множество безликого обслуживающего персонала. Музыка в стиле хард-индастриал. Оформление в стиле итальянско-белорусской дружбы народов. Меню в стиле настольной стенгазеты.

Все трое заказывают местное пиво. При этом Сергей пытается не прислушиваться к разуму и поддерживает выбор друзей. Обслуживание клиентов проходит по оценочно-приоритетной шкале: Сергей, Дмитрий, Павел. Спустя двадцать минут, к Сергею, Павлу и Дмитрию присоединяется девушка Люба.

Девушка Люба – знакомая незнакомка, минчанка не из Минска, студентка юрфака БГУ, юристом не являющаяся. Вся такая противоречивая и загадочная.

Кадр одиннадцатый

После непродолжительной беседы, всё в том же кафе, всё те же четверо молодых людей расплачиваются по счёту и уже вместе идут на выход. Внизу по улице Кирова – открытая стоянка минских такси. Первым претендует семилетнее Рено-19 тёмно-синего цвета с фирменной жёлтой раскраской. Других желающих воспользоваться услугами такси нет. Водитель соглашается на сто сорок тысяч в обе стороны. И группа спешно садится в авто.

Кадр двенадцатый

За полчаса до этого, всё те же, всё с тем же, всё в том же кафе «Эль Помидоро».

Люба. Люба?
Павел. Паша.
Дмитрий. Дима…
Сергей. Сергей!

Кадр тринадцатый

Трасса Москва-Брест. То самое такси. Скорость чуть больше ста. Окна закрыты. Солнце. Незапоминающаяся музыка минского радио. Водитель молчит. Все остальные разговаривают.

Люба. (Лирично поправляя свои локоны, задумчиво поднимает глаза к небу/потолку). Никогда не была в Мирской крепости. Но к пяти часам мне обязательно нужно быть на лекции. Аграрное право. (Люба смеётся). Мы зовём его колхозным. (Смеются все остальные).
Дмитрий. (Умничает). Может быть земельное?
Сергей. (Показывая не меньшую просвещенность). А, ну это кадастры там всякие, кадастры…
Павел. (С ещё более серьёзным выражением лица). Да, мы про это всё знаем! Может мы с тобой – на лекцию?
Люба. (Испуганно глядя на собеседников). Зачем? Слушать лекцию про наши колхозы?
Дмитрий. (Уже предвкушая быструю расправу над студенткой, резко переводит разговор в профессиональное русло). А с чего вдруг юристом? А что тебе больше нравится: гражданское или уголовное? А ты уже работаешь? А кем ты хочешь быть? Четвёртый курс… а, тему диплома уже выбрала? А потом в аспирантуру? А ты знаешь, что женщин в этой профессии, мягко говоря, недолюбливают? А с чего ты вдруг решила, что это для тебя? А почему не нотариусом?
Люба. (Пытаясь быть адекватной Дмитрию). Ну, папа всегда хотел чтобы одна из его дочерей стала доктором, а другая юристом, так вот, младшая пошла в медицинский, а я… крови боюсь.
Дмитрий. (Удивлённо глядя на Любу). А ты думаешь, что в юриспруденции можно обойтись без крови?

Кадр четырнадцатый

Спустя час. Всё тоже такси, всё те же люди, но скорость уже чуть меньшее ста и не так жарко. Разговор на некоторое время переходит в скучный профессиональный диалог между Дмитрием и Любой, при редком участии Павла и Сергея. Водитель не выдерживает и заговаривает с Павлом. Когда же в их разговор встревают Сергей и Дмитрий, водитель молниеносно перехватывает инициативу и увлечённо читает монолог о бедности Белоруссии, о постоянно ухудшающейся социальной обстановке, о том и о сём, о возросших ценах на квартиры и автомобили, о мизерной средней зарплате и о многом другом наболевшем. Так продолжается ещё какое-то время, пока Люба в свою очередь не выдерживает и не начинает украдкой, полушёпотом, общаться с Сергеем и Дмитрием.

Кадр пятнадцатый

Заднее сиденье минского такси. День. Темы разговора пассажиров: «Свободная любовь», «Брак и Любовь», «Брак по расчёту».

Люба. (Восторженно обращаясь ко всем присутствующим). Я за свободную любовь!
Дмитрий и Сергей. (Удивлённо переглянувшись, идут на сближение). Так зачем же дело? Мы теряем время, Люба!
Павел. (Обращаясь к Любе, Сергею и Дмитрию с переднего сиденья). Ничего, что я к вам спиной?
Люба. (Видимо всё ещё пребывая в эйфории от собственного заявления). И замуж я не хочу!
Сергей, Дмитрий и Павел увлечённо начинают расспрашивать девушку о том, что же заставило, бедняжку, прийти к таким неутешительным выводам.

Водитель такси ещё раз пытается рассказать что-то о стоимости российского бензина и трудностях всенародного белорусского масштаба, но пассажиры, увлеченные проблемами личностного характера, показательно не обращают на это внимание.

Кадр шестнадцатый

Всё те же, всё на том же, но уже в городе Мир. Мирский замок-крепость, расположенный на окраине города, является выдающимся произведением белорусского зодчества XVI–XX вв., отнесённый ЮНЕСКО к высшей категории памятников мировой культуры, ранее Мирский замок являлся средневековой столицей владений князей Радзивилов.

Дмитрий. (Не переставая щёлкать затвором фотоаппарата). Какая красота! Я такого ещё не видел!
Люба. (Ускоряя шаг, что есть силы старается догнать ушедшего вперёд Павла). Паша, забери меня от этих маньяков.
Сергей молчаливо устремляется в сторону кассы.
Дмитрий. (Вдогонку Любе). А как же свободная любовь, Люба?

Кадр семнадцатый

Уже известные нам четверо неизвестно зачем покупают в кассе билеты и свободно входят в крепость. Единственные ведущие в крепость ворота никем не охраняются уже много лет. Внутренне убранство крепости в точности соответствует средневековым европейским традициям: двор вымощен природным камнем и тёсаным булыжником, а недалеко от входа возвышается действующий колодец.

После осмотра двора, экскурсанты поднимаются в одну из караульных башен, ныне являющуюся открытым музеем, протискиваются в довольно узких проходах и проходят все пять уровней башни.

Начиная с самого нижнего, подвального уровня, на каждом из этажей располагается экспозиция древностей: амуниция и рыцарские доспехи, оружие, кухонная утварь, предметы быта и декоративные украшения, а также всякие странные вещички и безделушки несущие на себе нетленный отпечаток древности.

В стене третьего уровня выложен камин, умело проходящий по всей старой башне. Дрова в камине выглядят вполне современными, поэтому жар от них довольно слабый, и благодаря этому, во всей башне сохраняется леденящая душу прохлада.

Кадр восемнадцатый

В это самое время Павел, Люба и Сергей, по узкому каменному тоннелю винтовой лестницы, в альпийском стиле взбираются под плато четвёртого уровня.

Сергей. (Аккуратно цепляясь за каждый выступ, продолжает подъём). Здесь такие вертикальные ступеньки, что думаю упасть отсюда – проще простого.
Люба. (Испуганно облокотившись на каменную стену). Нет, лучше не надо. Внизу ещё ползёт Паша.
Павел. (Иронично смотря вверх на зависшую над ним Любу). Ползёт, то ползёт, да вот как бы не застрять...
Сергей. (Весело глядя себе под ноги, первым ступает на плато). Это всё потому, что кто-то слишком много ест!
Дмитрий. (Не прекращая смеяться, комментирует действия восходителей откуда-то снизу). Жаль, что с нами нет Лёши Охапкина! Точно бы на неделю здесь остались!

Кадр девятнадцатый

По-прежнему всё тот же легендарный Мирский замок-крепость. Солнечно и по-летнему жарко. Экскурсанты осматривают крепость изнутри, снаружи и издалека. Окультурившись и немного устав от летнего солнца и пешей прогулки, они направляются обратно. Таксист стоит рядом со своим автомобилем и увлечённо наблюдает за свадебной церемонией. В окружении друзей и родственников суетливо копошится молодая невеста, опасаясь не успеть толи в крепость, толи на свадьбу.

Кадр двадцатый

Хорошо известное нам Рено-19 тёмно-синего цвета с белорусскими номерами и четырьмя пассажирами внутри. Обратный путь из Мира, таксист периодически говорит на всё те же социальные темы, что и по дороге в Мир. Сергей после Мира умиротворённо спит. Павел после Мира слушает водителя и думает о чём-то своём, мирском. Дмитрий и Люба после Мира мирно общаются.

Дмитрий. (Задумчиво глядя на Любу, как бы про себя, задаётся вопросом). То есть на лекцию про колхоз ты не идёшь?
Люба. (Кокетливо бросая взгляд на спящего Сергея, отвечает). Я не знаю… нужно, но не хочется. (Не сводя взгляда с Сергея). Я бы что-нибудь съела.
Дмитрий. (Безразлично глядя в окно). Значит – не идёшь. Тогда, пошли с нами в кафе…
Павел. (Решая поддерживать разговор, поворачивается в сторону Дмитрия). Неплохо бы было зайти в магазин, а потом уж в кафе, ну, а там и Настю встретить успеем.
Дмитрий. (Охотно соглашается). Времени у нас предостаточно.
Сергей. (С красными от аллергии/усталости/недосыпа/голода/опьянения глазами). Да! Поесть и в магазин!

Кадр двадцать первый

Город-герой Минск. Пять часов по московскому времени. Таксист высаживает пассажиров около центрального минского универмага и отправляется на стоянку на улице Кирова. Люба, Сергей, Дмитрий и Павел идут в ЦУМ за покупками.

Сергей. (Нервозно оглядывается по сторонам). Сейчас бы шаурмичку перехватить или сардельку какую. Очень есть хочется. Особенно сардельку хорошо!
Павел. (Замедляя шаги). А может сначала в магазин, а уже потом поедим?
Дмитрий. (Глядя на часы). Да, да… в магазин!
Сергей. (В недоумении). И вокруг ни одной шаурмы, шавермы, шаурмички…

Кадр двадцать второй

Второй этаж ЦУМа. Мужские товары в ассортименте. Людно. Дмитрий, Люба и Павел встречают Сергея, успевшего купить рубашку, под прикрытием покупки сардельки. Павел присматривается к ремням для брюк. Сергей выбирает кожаный портфель. Дмитрий и Люба смотрят по сторонам.

Сергей. (Вожделенно теребя в руках понравившийся ему портфель). А может всё-таки купить? Ведь совсем дёшево – тысяча семьсот на наши.
Дмитрий. (Настойчиво пододвигая портфель к Сергею). Да, отличный портфель! И цвет шикарный! Я бы и сам взял, да, у меня уже есть – чёрный. За немыслимые деньги покупал, но, правда, в Москве. (Возмущённо теребит пустые карманы).
Павел. (Подбадривает Сергея из-за спины). Да, ты вспомни за сколько Лёхе покупали… а этот даже лучше.
Сергей. (Довольно почёсывая затылок). И больше, и красивее, и дешевле – просто здорово! Нужно брать!
Люба. (Проявляя женское любопытство). Портфель… а, что, у вас разве их нет?
Дмитрий. (Глядя на модный рыжий портфель). Ещё ботинки к нему в цвет и всё – стиляга, Серджио Бриони!

Кадр двадцать третий

Всё та же четвёрка, но уже на проспекте Франциска Скорины, на противоположной стороне от ЦУМа. Люба, Сергей и Павел направляются в пиццерию пить кофе. Дмитрий спускается в метро встречать Настю.

Настя – молодая талантливая минская поэтесса, давняя знакомая Дмитрия, в прошлую поездку показавшая Дмитрию и Павлу город Минск. И на этот раз снова любезно согласившаяся принять участие в жизни московских гастролёров. Дмитрий ждёт Настю в метро, на станции Октябрьская (Кастрычницкая), попутно просматривая на своём фотоаппарате фотографии Карлсона. Настя приходит вовремя.

Кадр двадцать четвёртый

Спустя полчаса Дмитрий и Настя входят в пиццерию, где уже сидят Сергей, Павел и Люба. Всем троим приносят блюдо итальянской кухни, а Дмитрию и Насте, многостраничное иллюстрированное меню.

Дмитрий. (Отрывает взгляд от меню, и с трудом сдерживая смех, смотрит на тарелку Павла). Что это?
Павел. (Стараясь не замечать кулинарийный вопрос, бросает взгляд на стену, где изображено нечто напоминающее римский Капитолий). Паста.
Дмитрий (Уже не сдерживая смеха). Паста?! И вы это будете есть? (Обращаясь ко всей просвещенной троице). Это больше похоже на…
Сергей. (Умело оперируя кулинарными познаниями, поправляет Дмитрия). Правильно! Макароны по-флотски, с сублиматами!

Дмитрий начинает смеяться в голос. Павел и Сергей присоединяются к веселею, с того саго момента, когда фантазия смеющихся проецирует применение пасты в предстоящем походе, в качестве ужина. При том, что паста будет щедро заправлена сублиматами. Люба и Настя, абсолютно не понимая о чём же идёт речь, разумно не мешают мужчинам веселиться.

Кадр двадцать пятый

Минский парк Культуры. На улице моросит дождь. Смеркается. Колесо обозрения раскрывает двери своих летающих кабинок и два одиночества, Настя и Дмитрий, комфортно располагаются внутри четырёхместного домика. Мгновением раньше, Люба, Павел и Сергей, занимают свои места точно в такой же стремительно уходящей наверх кабинке счастья. Две новообразованные группы беззаботно беседуют о каких-то пустяках и периодически запечатлевают друг друга на пзс-матрицы своих цифровых фотоаппаратов. Два круга подряд они поднимаются над Минском на самую верхнюю из свободно достижимых вершин, и также дважды спускаются на землю. Изначально счастливые – они счастливы вдвойне.

Кадр двадцать шестой

Всё тот же парк, всё те же люди, всё та же погода. Дмитрий и Настя идут в сторону метро. Павел, Люба и Сергей в сторону тира. На данном этапе жизни их пути расходятся. Позади них продолжает крутится колесо обозрения и посетители парка не без интереса следят за тем как кто-то в очередной раз возносится в небеса. В воздухе витает нечто философское: стрелять из помповых ружей по игрушечным мишеням, пожалуй, менее безобидно, чем читать собственные стихи перед искушённой публикой.

Кадр двадцать седьмой

Пустое здание БПГУ. Лифт. Седьмой этаж. Настя и Дмитрий прокрадываются в зал, где уже час как идёт поэтический вечер по случаю выхода десятого самиздатского сборника белорусских поэтов. Вечер ведут уважаемые люди. В зале уважаемые авторы и многоуважаемые приглашённые зрители. Зал полон. На сцене поочерёдно, друг за другом, выступают все, кто был опубликован в сборнике. Дмитрий и Настя располагаются на пустом широком подоконнике с видом на площадь Независимости.

Кадр двадцать восьмой

Тот же зал, те же люди. Звучат аплодисменты очередному автору. Юля украдкой встаёт с кресла и подходит к Насте и Дмитрию.

Юля – молодая талантливая минская поэтесса, недавняя знакомая Дмитрия и давняя подруга Насти.

Радуясь долгожданному приходу, Насти и Дмитрия, Юля рассказывает об участниках вечера и в какой-то момент сама выходит на сцену, чтобы прочесть свои стихи. Настя и Дмитрий, читать свои произведения отказываются.

На сцене появляется неординарный вокально-инструментальный ансамбль и начинает исполнять народные белорусские песни под аккомпанемент бубна и африканских барабанов. Музыкальное шоу длится чуть более получаса и по его завершению на сцене вновь выходят поэты, вразнобой декламирующие свои стихи.

Одна из поэтесс, видимо мечтая о бесславной актёрской участи, выскакивает на сцену в чумазой маске клоуна и нарядном шутовском костюме. Она театрально выбрасывает руки в разные стороны и страстно закидывает голову набок, сопровождая всё это своими ироничными стихами. Сценка получается смешной и зрительный зал бурно аплодирует. Настя, Юля и Дмитрий покидают зал в полной тишине.

Кадр двадцать девятый

А в это самое время, в другой части города Минска, Сергей, Павел и Люба, бескомпромиссно расстреливают всё, что есть в тире, и удовлетворённо идут по магазинам. По дороге в очередной магазин Сергей и Павел утрачивают Любу, безвозвратно. У входа в ресторан «У Франциска», традиционном месте минского ужина команды Telemark-Team, встречаются пятеро: Павел с Сергеем и Дмитрий с Настей и Юлей. Они рады видеть друг друга, но ещё больше они рады тому, что их ожидает.

Кадр тридцатый

Спустя пятнадцать минут и девятнадцать секунд. Ресторан «У Франциска». Большой столик у стены. Напротив Сергея и Павла – Дмитрий, по правую руку от Дмитрия – Настя, по левую руку от Сергея – Юля. Из заказанных блюд, на первом месте фигурирует метр кленовой и свиная нога, на втором некое разнообразие салатов и овощных закусок, включая салаты из морских деликатесов, на третьем белое чилийское и соки в ассортименте, хлебные булочки от Франциска занимают своё почётное – призовое место. Павел, Дмитрий и Сергей, не дожидаясь подачи остальных блюд, приступают к метру.

Сергей. (Настороженно глядя на огромный круглый деревянный поднос, на котором по кругу расположились рюмки с кленовой, ответственно заявляет). Парни, как-то это много, мне кажется.
Дмитрий. (Бескомпромиссно отметая любые сомнения). Все остатки беру на себя!
Павел. (Беря в руки рюмку). За прекрасных дам!

Настя и Юля, всё ещё пребывая от метража в состоянии лёгкого шока, радостно присоединяются к тосту.

Кадр тридцать первый

Спустя два часа. Место действия, лица и всё остальное тоже и те же, но только уже несколько расплывчато. Поднос из под кленовой - пуст.

Сергей и Павел. (Взволнованно обращаясь к Юле и Насте). Вы же поэтессы, сочините для нас стишок!
Юлия и Настя. (Удручённо обращаясь к Сергею и Павлу). Ну, стишок, стишок, стишок… нет.
Дмитрий. (Во всеуслышание обращаясь ко всем присутствующим). Да, они просто прекрасные поэтессы!
Сергей и Павел. (Уже более настойчиво но, не менее волнительно обращаясь к Юле и Насте). Тогда сочините про нас оду! Хвалебную!
Юлия и Настя. (Радостно обращаясь к Сергею и Павлу). Ну, ода, ода, ода… да.
Дмитрий. (Во всеуслышание обращаясь ко всем присутствующим). Да, они просто прекрасные поэтессы! Давайте закажем ещё полметра!
Павел. (Задумчиво). А что, может заказать?
Сергей. (Понимая, что ситуация выходит из-под контроля). Нет, уже поздно, нам пора на вокзал, я еду с вами!

Официантка приносит счёт и два огненных коктейля Б-52. Посетители спешно покидают ресторан.

Кадр тридцать второй

Минский железнодорожный вокзал. Полночь. Юля спешит на такси домой. Настя провожает Сергея, Дмитрия и Павла до поезда. В разных вагонах, но в одном направлении, Сергей, Павел и Дмитрий покидают суверенное государство Беларусь, без обещания вернуться, но с мечтой сделать это ещё раз.

Кадр тридцать третий

Позднее утро. Подземный переход. Касса московского метро. Очередь.

Занавес.

Рекомендуем посмотреть:  фотоальбом Просмотров: 10070


Время загрузки страницы: 0.011 сек.
Просмотров всего: 14230317
Просмотров 1-ой стр.: 987545
Статьи
:) 2003 telemark-team
Перепечатка материалов при ссылке на источник приветствуется.
Для вопросов, отзывов и предложений.

Клуб Хронических Водников